Другая красота.
Эстетам не понравится.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Другая красота. > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — четверг, 15 ноября 2018 г.
— 10; Diскiе 21:24:44


­­


­­­­Честно сказать не думал я тогда в таком далеком 2008 году, что вообще останусь на этом сайте на 10 лет. Это действительно «охринет»! Но вот уже 2018 и я все еще здесь, мне уже 25 и столько много всего произошло.

Никогда не умел говорить что-то из разряда «памятных дат», что бы это звучало красиво, душевно и заставляло плакать народ (шучу), но все же я попробую, потому что не каждый день у твоего электронного дневника (да и вообще у любого дневника, коими я пытался обзавестись, но как-то все они горели синим пламенем) срок в 1/10 века.

Прежде всего, да и пожалуй это будет единственным, что я хочу написать, это благодарность всем тем людям, которые каким-то невообразимым чудом стали для меня настоящими друзьями. Которые появились в моей жизни не по принципу «ты мне нравишься внешне, поэтому я буду с тобой дружить», а именно за то, что оказалось скрыто за километрами и стеклом экрана. Ровно, как и я полюбил вас за внутреннее «содержание» вашей души, за те секреты и переживания, которыми вы делились, за поддержку и многое другое. Потому что это на самом деле значит гораздо больше, чем все в этом мире.

­­Фреля, спасибо за то, что на протяжении долгих лет ты все еще со мной. Потому что охуенно круто, когда имеешь связь с кем-то так долго и все равно каждый раз находишь что-то новое в человеке, и невероятно радуешься этому. А еще благодарю за уютную атмосферу bat-family. Лет 8-9 у меня не было чего-то подобного. И это охринительно круто!

­­Анж, мой дорогой ельфофильский друг, с ума сойти, мы разве не целую вечность знакомы? Нет? Херня какая-то, потому что ощущения именно на неё. Действительно не помню, с какого лысого мы сошлись (на самом деле я не особенно-то помню встречи и знакомства с хорошими людьми), но ты одна из тех "старичков", которые прошли со мной и огонь, и воду и эльфийские хуи кхм прекрасные создания. Поэтому благодарю тебя за все то, что было и не было, и за слезы над ведьмаком, и на дрочерство всего сущего хд

­­Ханя, и пусть мы с тобой уже года как три в тишине сидим не совсем на заднице ровно, но…. Я очень рад, что в какой-то невообразимый день, мы связались друг с другом. На протяжении долгого времени для меня ты остаешься оплотом упрямого стремления к цели и несгибаемой воли. Это очень помогало в определенные моменты моей жизни не свесить нос слишком к земле, а взглянуть вверх и танком сшибать помехи на пути. Спасибо.

­­Шу и Крис. Мои милые вдохновители. Не знаю, как у вас это получается, но сколько бы времени не прошло, стоит вам появиться и словно какая-то неведомая хрень внутри завертится и вот уже хочется бежать совершать великие дела, принцесс спасать и захватывать города. Ах, а сколько прекрасной музыки вами был подарено… Благодарю от чистого сердца.

­­Фрю, милая-милая, уютная Фрю. Где еще найдешь столько умиротворения и какого-то родительского уюта, если не у тебя?

­­Момо, Мизу и Ята — aaaaawww~ вы просто милашки, вам можно все хдддд Ладно-ладно, не все. Но спасибо вам огромное за тонны веселья, которое сопровождало все это время. Светлые люди в этом пиздецец жизни. Храни вас Один.

Да и вообще огромное спасибо всем тем, кто оставался все эти годы со мной, но по каким-либо причинам уходил и приходил. Вы - заички.




­­ ­­ ­­


­­­­Джей - невероятно рад, что ты появился в моей жизни. Я премного благодарен за то, что этот год наполнился каким-то невероятным смыслом. Не в прямом его смысле, а... не знаю, как точно выразиться, но.... черт. Это куда сложнее выразить, чем я думал... Просто хочу сказать, что с появлением тебя, теперь не приходится тащиться домой просто, что бы переночевать в постели и опять идти на работу; не приходится ждать перерыва на все той же работе, просто потому, что хочется отдохнуть. Это чувство, будто скрытый глубоко внутри восторг и удовлетворение, которое вскрыли и оно наконец может выйти наружу, заполняя существо каким-то уютом. И это настолько круто, что хуюшки сбежишь куда-нибудь. Ноги отпилю~ Любовь - она такая хд



­­



22:40:55 Aedd Gynvael
Аввв писец ты котик, обожаю Очень рада, что знакома с тобой!
02:31:56 Grost Ryder
Мур) С юбилеем <3
Полукровки на Венере Головач Ленa в сообществе Бесконечность 10:46:05

Сrасkроt­ twilek

Влажная сонная атмосфера всколыхнулась и с воем уступила насилию.
Обширное плато трижды содрогнулось, когда массивные яйцевидные снаряды, пришедшие из глубокого космоса, соприкоснулись с ним.
Грохот посадки, отразившись от гор, вздымавшихся на одном краю плато, эхом докатился до буйных зарослей на другом; и снова все погрузилось в молчание.
Один за другим с лязгом открылись три люка; нерешительно, поодиночке стали появляться человеческие фигуры.
Сперва настороженно, потом с нетерпением и ликованием люди делали первые шаги в новом мире, пока пространство вокруг кораблей не оказалось заполнено их толпой.
Тысяча пар глаз жадно всматривались в окружающее, тысяча ртов возбужденно переговаривались.
И тысяча белоснежных хохолков футовой высоты грациозно зашевелилась на ветру чужого мира.
Твини высадились на Венере.
Подробнее…Макс Скэнлон устало вздохнул:
- Вот мы и добрались! - Он отвернулся от иллюминатора и тяжело опустился в кресло. - Они счастливы как дети... и я не могу осуждать их за это. Мы вступили в новый мир - мир, который целиком принадлежит нам одним - и это великое событие. Но это только начало, и впереди у нас трудные дни. Я почти испуган. Этот проект так хорошо начался, но как же тяжело будет довести его до конца...
Ласковая рука легко коснулась его плеча, и он крепко сжал ее, улыбнувшись голубым глазам, вопросительно и нежно смотревшим на него.
- Скажи, Мэдлин, а ты не боишься?
- Вот уж нет! - восторженность ее тут же сменилась печалью. - Вот только... если бы отец был с нами! Ты... Ты же знаешь, он значит для нас гораздо больше, чем для остальных. Мы... Мы были первыми, кого он взял под свое крыло, помнишь?
Они смолкли, погрузясь в воспоминания. Макс вздохнул:
- Помню его в тот день, сорок лет назад... поношенный костюм, трубка, все прочее. Он пригласил меня в гости. Меня, презренного полукровку. И... и он нашел мне тебя, Мэдлин!
- Я помню, - на глазах у нее навернулись слезы. - Но ведь он остался с нами, Макс, и всегда с нами будет... здесь, и вот здесь.
Ее рука прикоснулась сперва к собственной груди, потом к груди Макса.
- Эй, папа, лови ее, лови!
Макс обернулся на голос старшего сына как раз вовремя, чтоб успеть подхватить стремительно несшийся к нему комочек трепыхающихся рук и ног. Он поставил девчушку перед собой и с серьезной миной спросил:
- Отдать тебя назад папе, Элиза? Он тебя зовет.
Малышка восторженно затопотала ножками.
- Нет, нет! Я хочу с тобой, дедуля! Я хочу, чтобы ты посадил меня на плечи, а потом и я, и ты, и бабуля пошли бы гулять по этим красивым местам!
Макс повернулся к сыну, суровым жестом указывая на дверь:
- Убирайся быстрее, никудышный отец. Пусть старый дед расплачивается за тебя и на этот раз.
Артур улыбнулся.
- Только внимательно присматривай за ней, ради всего святого. Едва она выбралась из ракеты, нам с женой пришлось устроить на нее настоящую охоту. Мы держали ее за воротник, чтобы не убежала в лес. Разве не так, Элиза?
Услышав это, Элиза неожиданно вспомнила о давней обиде.
- Дедуля, скажи ему, что мне хочется поглядеть на эти маленькие деревца. А то он меня не пускает, - она выскользнула из рук Макса и побежала к иллюминатору. - Ты только посмотри туда, дедуля, только посмотри! И там деревья, и там! И совсем снаружи не темно. Мне так не нравится, когда снаружи темно, а тебе?
Макс подался вперед и ласково взъерошил мягкий белый хохолок девчушки. - Да, Элиза, мне тоже не нравится, когда там темно. Но и тогда была не совсем полная тьма, а отныне никакой тьмы вообще не будет. А теперь лети к бабушке. Она специально для тебя придумает какое-нибудь пирожное. Так что вперед - и бегом!
Он с улыбкой проследил за удаляющимися фигурами жены и внучки, но когда он повернулся к сыну, глаза его вновь стали серьезными.
- Итак, Артур?
- Да, папа!
- Нельзя терять время, сынок. Мы должны немедленно приступить к строительству. Подземному строительству.
- Подземному? - Артур отшатнулся, и на лице его появилось испуганное выражение.
- Раньше я молчал, но это вопрос жизни. Любой ценой мы должны исчезнуть из поля зрения Системы. На Венере тоже есть земляне... чистокровные. Правда, их немного, но от этого они не изменились. И они не должны нас обнаружить - по крайней мере, до тех пор, пока мы не подготовимся ко всему, что может нас ожидать. А на это потребуются годы.
- Но подземные жилища, отец! Жить, как кроты, вдали от воздуха и света! Нет, мне это не по душе.
- Какая чушь! Не стоит излишне драматизировать. Жить мы будем на поверхности. Но энергостанции, запасы пищи и воды, лаборатории - все должно находится под землей и быть неуязвимым. - Старый твини раздраженно отмахнулся от этой темы. - Забудь об этом до поры, до времени. Я хочу поговорить кое о чем другом, о чем мы уже однажды спорили.
Глаза Артура застыли, уставившись в потолок. Макс поднялся и опустил руку на мускулистые плечи сына.
- Мне уже шестьдесят, Артур. И сколько я еще протяну, не знаю. В любом случае, лучшие годы уже прошли, так что будет разумнее, если я передам руководство более молодому, более энергичному человеку.
- Все это сентиментальная болтовня, отец, и ты это знаешь. Среди нас нет никого, достойного припасть к твоим сандалиям, и никто даже секунды не станет слушать никаких планов о назначении преемника, пока ты жив.
- Я не собираюсь просить их слушать меня. Это ни к чему... новым вождем станешь ты.
Молодой человек отрицательно покачал головой.
- Ты не можешь заставить меня сделать это против воли.
Макс досадливо улыбнулся.
- Боюсь, ты увиливаешь от ответственности, сынок. И обрекаешь своего бедного старого отца на тяжкий труд, на ношу, которую он со своими скудными силами уже не в силах нести.
- Отец! - последовало неуверенное возражение. - Но ведь это же не так. Ты же так не думаешь. Ты...
- Попробуй опровергнуть. Посмотри-ка на это следующим образом. Нашей расе необходимо активное руководство, обеспечить которое я не способен. Я всегда буду рядом, чтобы дать совет, - пока я жив; но с этих пор инициатива должна исходить от тебя.
Артур нахмурился, с трудом подбирая слова:
- Хорошо, раз ты так ставишь вопрос. Я беру на себя должность фельдмаршала. Но помни, что верховный главнокомандующий - ты.
- Отлично! Теперь давай-ка отметим это событие, - Макс открыл шкаф, достал из него коробку и украдкой извлек из нее пару сигарет. Потом вздохнул. - Запасы табака почти исчерпаны, а нового не будет, пока мы не вырастим свой, но... покурим в честь нового руководителя.
Голубой дым клубами поплыл вверх. Сквозь его завесу Макс взглянул на сына.
- А где Генри?
- Понятия не имею, - усмехнулся Артур. - Я не видел его с момента посадки. Но зато я могу сказать, с кем он.
- Мне это тоже известно.
- Пока светит солнце, с детьми всегда будут хлопоты. Думаю, пройдет не так уж много лет, отец, и ты сможешь баловать вторую партию внучат.
- Если они будут такими же славными, как первые трое, то я согласен. Надеюсь дожить до этого дня.
Отец и сын нежно улыбнулись друг другу и молча прислушались к приглушенным звукам счастливого смеха сотен твини, доносившимся снаружи.
* * *
Генри Скэнлон склонил голову набок и поднял руку, требуя тишины.
- Слышишь звук бегущих волн, Айрин?
Девушка, стоявшая рядом, кивнула:
- Где-то там.
- Пойдем посмотрим. В той стороне перед самой посадкой блеснула река. Может, это она и есть.
- Наверное, но нам следовало бы вернуться назад, к кораблям.
- Чего ради? - Генри остановился, удивленно взглянув на нее. - Мне казалось, ты будешь рада размять ноги после многих недель, проведенных на борту.
- Ну, там может быть опасно.
- Только не здесь, на возвышенностях, Айрин. Венерианские плато - это, практически вторая Земля. Сама можешь убедиться, что это лес, а не джунгли. Даже если бы мы находились в прибрежных районах... - он резко замолчал, точно вспомнив о чем-то. - К тому же, что тебе бояться? - И он похлопал по висящему у бедра тониту.
Айрин подавила невольную улыбку и бросила лукавый взгляд на своего хвастливого спутника.
- Я прекрасно знаю, что ты со мной. Но в том-то и опасность
- Очень мило... - Генри нахмурился. - И это награда за мое хорошее поведение...
Он побрел дальше, печально размышляя о чем-то своем, потом жестом указал на деревья:
- Они напомнили мне, что завтра день рождения Дафны. Я обещал ей подарок.
- Подари ей корсет, - последовал быстрый ответ. - Этой толстухе!
- Кто толстуха? Дафна? Хм-м... я бы так не сказал, - он тщательно обдумывал ответ, испытующе поглядывая на спутницу. - Нет, я бы скорее определил ее... как бы точнее выразится... как "очаровательную пышку". От нее так и пышет уютом.
- Она толстуха, - не столько сказала, сколько прошипела Айрин, и ее личико исказилось от ревности, - и глаза у нее зеленые!
Девушка проскользнула вперед и пошла, вздернув подбородок, прекрасно сознавая, что фигура у нее грациозная.
Генри ускорил шаг и догнал ее.
- Я, конечно, всегда предпочту тощую девицу.
Айрин повернулась к нему, стиснув маленькие кулачки.
- Я не тощая, ясно тебе, нелепая, глупая обезьяна!
- Но, Айрин, почему ты решила, что это я про тебя? - голос его звучал серьезно, но глаза смеялись.
Девушка покраснела до ушей и отвернулась, нижняя губа у нее подрагивала. В глазах Генри мелькнуло беспокойство. Он осторожно погладил ее по плечу.
- Сердишься, Айрин?
Улыбка, внезапно озарившая лицо девушки, была словно бриллиант в оправе серебристого сияния ее волос.
- Нет, - просто ответила она.
Их глаза встретились, и на мгновение Генри растерялся... А когда понял, что произошло, было уже поздно; неожиданный поворот, мягкий смешок - и Айрин вновь обрела свободу.
Дойдя до просвета меж деревьями, она воскликнула:
- Смотри, озеро!
И бросилась вперед. Генри проводил ее хмурым взглядом, бормоча что-то себе под нос, потом помчался следом.
Пейзаж походил на земной. Поток, проложивший свой извилистый путь между группами тонкоствольных деревьев, впадал в спокойное озеро, достигавшее несколько миль в ширину. Задумчивое спокойствие лишь подчеркивалось приглушенным хлопаньем крыльев летучих ящеров, гнездившихся в кронах.
Двое твини - юноша и девушка - застыли на краю леса и упивались красотой открывшегося зрелища.
Неподалеку послышался негромкий всплеск. Айрин вздрогнула от неожиданности.
- Что случилось?
- Н-ничего. По-моему, что-то движется в воде.
- Ну ты и выдумщица, Айрин!
- Нет, я что-то видела. Оно появилось и... о, господи, Генри, не сжимай меня так сильно...
Она чуть не упала, когда Генри неожиданно оттолкнул ее прочь и схватился за тонит. И тут же прямо перед ними из воды высунулась мокрая зеленая голова и уставилась на них широко расставленными, удивленно выпученными глазами. Широкий безгубый рот раскрылся и быстро закрылся, не издав ни звука.
* * *
Сцепив руки на затылке Макс Скэнлон задумчиво обозревал суровые предгорья.
- Значит, вот что ты надумал?
- Именно, отец, - с энтузиазмом настаивал Артур. - Если мы укроемся под этими толщами гранита, никто нас не сыщет. С нашими неограниченными запасами энергии потребуется не больше двух месяцев, чтобы выплавить просторную пещеру.
- Хм-м! Это потребует осторожности!
- Все предусмотрено!
- Но ведь горные районы - районы землетрясений.
- Мы изготовим достаточное количество статис-излучателей, чтобы утихомирить недра Венеры.
- Статис-излучатели поглощают прорву энергии, любая авария на энергостанции может означать наш конец.
- Мы построим пять автономных энергоцентров - для пущей надежности. Все пять одновременно выйти из строя не могут.
Старый твин улыбнулся.
- Отлично, сынок. Вижу, ты взялся за работу, засучив рукава. Так держать! Пусть будет, как ты решил - но помни, за все отвечать тебе.
- Порядок! А теперь вернемся к кораблям.
Они пустились в обратный путь, осторожно выбирая дорогу на каменистом склоне.
- Знаешь, Артур, - заметил Макс, неожиданно остановившись. - Я все размышляю об этих статис-лучах...
- Да? - Артур подал ему руку, помогая спускаться.
- Мне пришла в голову одна идея, что если сделать их двумерными и изогнуть в пространство? Можно получить великолепную защиту, способную существовать, пока не иссякнет энергия - статис-поле.
- Для этого потребуются четырехмерные лучи, отец... о таких вещах приятно размышлять, но они неосуществимы.
- Ты полагаешь? Тогда послушай...
Но что именно следовало выслушать Артуру, так и осталось невысказанным - по крайней мере, в тот день. Пронзительный крик, раздавшийся впереди, заставил обоих твини поднять головы. Прямо на них несся Генри Скэнлон. За ним еле поспевала Айрин.
- Слушай, пап, я чертовски вовремя встретил тебя. Где ты был?
- Тут неподалеку, сынок. А где ты пропадал?
- А-а, тоже неподалеку. Послушай, пап. Помнишь, ты рассказывал про амфибий, что населяют высокогорные озера Венеры? Так вот мы с Айрин обнаружили целую колонию этих существ.
Айрин остановилась, переводя дыхание и энергично кивая.
- Они такие миленькие, мистер Скэнлон. И все - зеленые. - Она смешно наморщила носик.
Артур обменялся с отцом недоверчивым взглядом и пожал плечами.
- Вы уверены, что видели их? Я ведь помню, Генри, как ты заметил в пространстве метеор, и напугал всех до смерти. А потом выяснилось, что это было твое собственное отражение в стекле иллюминатора.
Генри, болезненно перенеся смешок Айрин, воинственно выпятил челюсть.
- По-моему, Арт, ты напрашиваешься на неприятности. Я уже достаточно взрослый, чтобы тебе их обеспечить.
- Ну-ка успокойтесь оба, - приказал старший Скэнлон. - Артур, ты бы лучше научился уважать хорошие манеры младшего брата. Так вот, Генри, имел в виду, что эти амфибии пугливы, как кролики. Никому еще не удавалось больше, чем мельком их увидеть.
- Пусть так, но мы нашли множество особей. Полагаю, они очарованы Айрин. Никто не может устоять перед ней.
- Уж мы-то знаем, кто не может, - громко рассмеялся Артур.
Генри напрягся, но отец встал между братьями.
- Прекратите-ка. Лучше пойдем и взглянем на этих амфибий.
* * *
- Поразительно, - воскликнул Макс Скэнлон. - Надо же, они дружелюбны, как дети. Ничего не понимаю!
Артур покачал головой.
- Я тоже, отец. За пятьдесят лет ни одному исследователю не удалось даже разглядеть их как следует. А тут их... словно мух.
Генри швырнул камешек в озеро.
- Эй, смотрите, смотрите.
Камешек описал высокую дугу, и не успел он плюхнуться в воду, как шесть зеленых тел разом перекувырнулись и скрылись под водой. Тут же одна из амфибий вынырнула, и камешек упал возле ног Генри.
Теперь амфибии подплыли совсем близко, количество их увеличивалось. Они собрались здесь со всего озера, лупоглазо таращась на твини. Безгубые пасти непрерывно открывались и закрывались в странном нечетком ритме.
- Мне кажется, они разговаривают, мистер Скэнлон, - заявила Айрин.
- Вполне возможно, - задумчиво согласился старый твини. - Их черепные коробки достаточно велики, чтобы вместить значительный мозг. Если их голосовые связки и уши настроены на звуковые колебания более низкие или высокие, чем человеческие, то мы не можем их услышать - это хорошо объясняет их немоту.
- Наверное, они так же деловито обсуждают нас, как и мы их, - заметил Артур.
- Конечно. И удивляются, что это за игра природы, - добавила Айрин.
Генри ничего не сказал. Он осторожно подошел к берегу озера. Группа амфибий неподалеку озабоченно нацелилась на него глазами; одна-две отделились от остальных и уплыли.
Но ближайшая особь осталась на месте. Ее широкий рот плотно сжался, глаза насторожились - но она не шевельнулась.
Генри остановился, заколебавшись, затем протянул вперед руку.
- Привет, Фиб!
"Фиб" уставился на протянутую ладонь. Очень осторожно его рука, с перепонками между пальцев, протянулась вперед и коснулась пальцев твини, тут же резко отдернувшись; пасть фиба заходила от беззвучного возбуждения.
- Острожно, - раздался позади голос Макса. - Так ты отпугнешь его. Их кожа ужасно чувствительна, сухие предметы могут раздражать ее. Обмакни руку в воду.
Генри немедленно последовал совету. Фиб напряг мышцы, готовый пуститься наутек при малейшем неосторожном движении, но все обошлось.
Вновь протянулась рука твини, на этот раз покрытая каплями.
Долго ничего не происходило, словно фибы обсуждали про себя дальнейший ход событий. А затем, после двух неудачных попыток и поспешных отступлений, руки вновь соприкоснулись.
- Ай да Фиб! - произнес Генри и сжал зеленую ладонь.
В первое мгновение лапа ящера, дернулась, стремясь высвободиться, а затем - Генри ощутил сильное ответное пожатие, такое долгое, что рука у него занемела. Очевидно, одобренные примером первого Фиба, его соплеменники подобрались поближе; к твини протянулось множество рук.
Остальные тоже спустились к воде и теперь обменивалась рукопожатиями с амфибиями.
- Вот что странно, - заметила Айрин, - каждый раз, когда я с ними соприкасаюсь, я начинаю думать о волосах.
Макс повернулся к ней.
- О волосах?
- Да, о наших волосах. У меня в голове возникает картинка - длинные белые волосы, поблескивающие на солнце.
Ее рука инстинктивно поднялась к собственным мягким локонам.
- Слушай-ка, - неожиданно вмешался Генри. - Я это тоже подметил. Это появляется у меня только тогда, когда я касаюсь их ладоней.
- А ты, Артур? - поинтересовался Макс.
Артур только кивнул, приподняв брови. Макс улыбнулся и шлепнул кулаком по ладони.
- Ну что ж, примитивный вид телепатии - слишком слабый, чтобы ощущаться без физического контакта, и даже даже тогда пригодный лишь для передачи некоторых простых образов.
- Но почему волосы, отец? - спросил Артур.
- Может быть, наши волосы заинтересовали их в первую очередь. Они никогда не видели ничего подобного и... и... ладно, кто из нас в силах объяснить их психологию?
Он неожиданно присел на корточки и смочил водой свой длинный хохолок. Вода вспенилась, когда фибы, взметнув зеленые тела, придвинулись ближе. Зеленая лапка осторожно скользнула по тугому белому хохолку. Движение сопровождалось взволнованной, хотя и не слышной болтовней. Отпихивая друг друга, стараясь занять место поудобнее, фибы боролись за привилегию прикоснуться к волосам, пока Макса, совсем выдохшегося, не поставили на ноги силой.
- Теперь они, скорее всего, наши друзья на всю жизнь, - заметил он. - Очаровательная и эксцентричная порода животных.
Именно Айрин заметила группу фибов в сотне ярдов от берега. Они спокойно плавали, не делая попыток приблизиться.
- А они почему не плывут сюда? - спросила она.
Она повернулась к ближайшему фибу и ткнула в его сторону пальцем, делая энергичные, но не слишком вразумительные жесты. Однако в ответ получила только недоумевающие взгляды.
- Это делается не так, Айрин, - ласково подсказал Макс. Он протянул руку, пожал лапу одного из фибов и на мгновение неподвижно застыл. Потом разжал руки, фиб скользнул в воду и исчез. Немного погодя бездельничающие фибы неторопливо направились к берегу.
- Как вам это удается? - воскликнула Айрин.
- Телепатия! Я крепко сжал ему лапу и представил в голове картинку; изолированная группа фибов, и длинная рука, протянувшаяся над водой, чтобы коснуться их, - он добродушно улыбнулся. - Они весьма сообразительны, иначе не поняли бы меня так быстро.
- Так это же самки! - воскликнул Артур, задохнувшись от изумления. - И, клянусь всем святым - они кормят детенышей грудью!
Вновь прибывшие отличались большей стройностью и более светлой окраской. Они осторожно приблизились, подталкиваемые самцами посмелее, и застенчиво протянули вперед лапы в знак приветствия.
- Ой-ой, - в восторге воскликнула Айрин. - Вы только посмотрите!
Она присела на корточки и протянула руку к ближайшей самочке. Остальные твини наблюдали за ней в зачарованном молчании. Занервничав, самочка еще теснее прижала к груди маленькое существо.
Но руки Айрин сделали несколько просящих жестов.
- Пожалуйста, пожалуйста. Он такой славненький. Я не сделаю ему больно.
Сомнительно, чтобы мамаша-фибия поняла что-нибудь, но со внезапной решимостью она подняла маленький зеленый комочек и вложила его в ждущие руки.
Айрин тихо взвизгнула от восторга. Крохотные перепончатые ножки беспорядочно болтались, круглые испуганные глазки уставились на нее. Три другие самочки придвинулись поближе и с любопытством наблюдали.
- Ах ты наша драгоценная крошка! Вы только посмотрите, какой у нас маленький славненький ротик! Хочешь подержать его, Генри?
Генри отшатнулся, словно обжегшись.
- Ни за что в жизни! Да я просто уроню его!
- Ты видишь какие-нибудь мысленные изображения, Айрин? - задумчиво спросил Макс.
Айрин задумалась, хмурясь от напряжения.
- Н-нет. Наверное, он еще слишком маленький, чтобы... Ой... да! Он... он, - девушка рассмеялась. - Он хочет есть!
Она вернула малыша матери. Маленький фибик повернул крохотную зеленую головку и еще раз вытаращился на существо, только что державшее его на руках.
- Дружелюбные создания, - произнес Макс, - и сообразительные. Пусть забирают себе реки и озера. Мы довольствуемся сушей и не станем им мешать.
* * *
Одинокий твини стоял на хребте Скэнлона, его полевой бинокль был нацелен на Водораздел, расположенный в десяти милях дальше, на холмах. Минут пять твини не шевелился, словно бдительная статуя, высеченная из того же камня, что и окрестные горы.
Потом бинокль сместился ниже, и лицо твини побледнело. Он поспешил вниз по склону к охраняемому, тщательно замаскированному входу в Венустаун.
Он проскочил мимо охранников, не сказав им ни слова, и спустился на нижние уровни, где кипела работа по расширению пещеры.
Артур Скэнлон поднял голову и с внезапным предчувствием катастрофы махнул рукой, останавливая работу, останавливая работу дезинтеграторов.
- Что случилось, Соррелл?
Твини подался вперед и прошептал на ухо Артуру одно единственное слово.
- Где? - голос Артура прозвучал отрывисто и хрипло.
- По ту сторону хребта. Теперь они двигаются через Водораздел в нашу сторону. Я заметил сверкание металла на солнце и... - он выразительно подбросил бинокль.
- Господь всемогущий! - Артур смущенно потер лоб и повернулся к озадаченно наблюдавшим за ним от пульта управления дезинтегратором твини. - Продолжайте как намечено! Ничего не менять!
Донельзя озабоченный, он поспешно направился к лифту, отдавая короткие приказы:
- Немедленно утроить охрану! Никому, кроме меня и моих помощников, не выходить из пещеры без особого распоряжения. Выслать гонцов, чтобы вернули всех, кто работает снаружи. Воздержаться от излишнего шума!
По главному проходу он направился к резиденции отца.
Макс Скэнлон оторвался от своих расчетов, морщины на лбу медленно разгладились.
- Здравствуй, сын. Что-то случилось? Опять прочные пласты?
- Нет, кое-что похуже, - Артур тщательно прикрыл за собой дверь и произнес, понизив голос: - Земляне!
- Переселенцы?
- Похоже. Соорел сказал, что видел среди них детей и женщин. Их всего несколько сот, есть оборудование для стоянок... и они движутся в нашем направлении.
Макс простонал.
- Вот уж не везет, так не везет. В их распоряжении все обширные земли Венеры, а они выбрали себе именно эту долину. Пойдем, надо взглянуть на них собственными глазами.
* * *
Они перевалили через Водораздел длинной, извилистой колонной. Грубые пионеры, их забитые, изможденные работой жены, беззаботные, малограмотные, скверно воспитанные дети. Приземистые вместительные "венерианские фургоны" неуклюже подскакивали на ухабах.
Вожаки оглядели открывшуюся долину. Один из них заговорил резко, отрывисто, заглатывая слова:
- Почти добрались, Джем. В предгорье можно передохнуть.
Второй неторопливо добавил с тяжелым вздохом:
- Там дальше, пойдут хорошие, урожайные земли. Можно будет заложить фермы. Этот месяц дался нам нелегко, - медленно выговорил он. - Я рад, что все близится к концу!
* * *
А с горного хребта впереди - последнего хребта перед долиной - отец и сын Скэнлоны, незаметные крапинки на таком расстоянии, с тяжелыми сердцами наблюдали за пришельцами.
- Единственное событие, к которому мы не были подготовлены - именно это и случилось!
Артур заговорил неторопливо и спокойно.
- Их немного, и они не вооружены. Мы можем запросто отогнать их отсюда. - И с внезапной яростью произнес: - Венера - наша!
- Да, мы сможем изгнать их. Но они вернутся - уже вооруженные и в гораздо большем количестве. А мы не в состоянии бороться со всей Землей.
Молодой человек в отчаянии прикусил губу:
- Никогда, - твердо сказал Макс, его усталые глаза вспыхнули. - Мы не должны начинать со схватки. Если мы станем убивать, нам нечего ожидать милости от Земли. Так мы ничего не добьемся.
- Но отец, что нам еще остается? Мы вообще не можем рассчитывать на землян. Если нас обнаружат... если они хотя бы заподозрят наше присутствие, то все усилия окажутся напрасными, мы проиграем с самого начала.
- Знаю, знаю.
- Мы уже ничего не можем изменить, - продолжал пылко Артур. - Мы потратили месяцы на строительство Венустауна. Разве можно теперь начинать все заново?
- Нет, - бесстрастно согласился Макс. - Стоит нам попытаться тронуться с места, и нас мигом обнаружат. Мы разве что...
- ...Можем затаиться, как кроты, - подхватил Артур, - вот и все. Загнанные ублюдки! Так?
- Можешь к этому относится, как тебе нравится, но мы обязаны спрятаться, Артур. Обязаны затаиться.
- Пока?
- Пока я... или мы... не завершим работу над искривляющимся двухкратным статис-лучом. Снабженные непреодолимой защитой, мы сможем спокойно объявиться. На это могут уйти годы, но может потребуется и одна неделя. Я не знаю.
- И каждый день мы будем трепетать от опасности быть обнаруженными. Каждый день ожидать, что вот-вот вторгнется в наш город орда чистокровных и выкурит нас наружу. Нам придется трястись от страха день за днем, неделю за неделей, месяц за месяцем.
- Но мы с этим справимся, сынок, - губы Макса плотно сжались, глаза стали льдисто-голубыми.
Они медленно двинулись в сторону Венустауна.
* * *
Работы под землей стихли, все внимание было обращено на верхний этаж и на замаскированные выходы. Там снаружи, были воздух, солнце, трава, леса и земляне.
Они обосновались в нескольких милях вверх по реке. Уже появились их примитивные домишки. Начали расчищаться площади под посевы. Размечались первые фермы. Колония организовывалась.
А в недрах Венеры одиннадцать сотен твини оборудовали себе новые жилища и ждали, когда старый Скэнлон доведет до конца свои расчеты.
* * *
Айрин сидела на каменном выступе, глядя перед собой туда, где серый свет свидетельствовал о наличии открытого входа, и предавалась невеселым размышлениям. Ее изящные ножки грациозно покачивались взад-вперед, и сидящий рядом Генри Скэнлон безнадежно старался придать себе вид безмятежного зеваки.
- Знаешь, о чем я подумала, Генри?
- О чем?
- Готова поспорить, что фибы могут нам помочь.
- В чем, Айрин?
- Помочь нам отделаться от землян.
Генри детально обдумал услышанное.
- И что тебя заставляет так думать?
- Ну, они такие умненькие... гораздо умнее, чем мы считали. К тому же их мышление своеобразно. Вместе они что-нибудь сообразят... я это просто чувствую. Тебе этого не понять, Генри, - отмахнулась она.
Генри стерпел.
- Я... я думаю, у тебя появилось что-то вроде неустойчивой связи... ну, силовые волны телепатического рода.
Айрин поглядела вниз с пугающей трехфутовой высоты.
- В твоих словах что-то есть...
Генри усмотрел в ее тоне намек и повел себя соответственно. На минуту воцарилось молчание, а потом Генри в очередной раз предался размышлениям о том, на самом ли деле Айрин охладела к нему. Но прежде, чем юный твини сумел окончательно убедиться в этом, девушка заявила:
- А сказать я хотела, Генри, всего-навсего вот что. Почему бы нам не выбраться наружу и не повидаться с фибами?
- Отец оторвет мне голову, если я что-нибудь такое выкину.
- Это будет довольно забавно.
- Возможно, но неприятно. Мы не можем рисковать; вдруг нас кто-то заметит. - Айрин благоразумно пожала плечами:
- Хорошо, раз ты боишься, не будем больше говорить об этом.
Генри, залившись краской, вскочил. Теперь он оказался на самом краю выступа.
- Кто боится? Когда ты собираешься идти?
- Прямо сейчас, Генри. Сию минуту. - Ее щеки зардели от энтузиазма.
- Отлично! Двинулись!
Он быстрым шагом устремился вперед, увлекая ее за собой... Но тут же ему в голову пришло соображение, заставившее остановиться.
Он свирепо повернулся к Айрин.
- Сейчас я покажу тебе, как я боюсь.
Его руки обхватили ее, и слабый удивленный возглас был эффективно заглушен.
- Господи, - прошептала Айрин, когда снова оказалась в состоянии заговорить. - Какая невероятная грубость!
- Верно. Так я же известный грубиян, - ответил Генри и, чуть помолчав добавил: - А теперь пошли к твоим фибам, и не забудь мне напомнить, когда я стану президентом, чтобы я поставил памятник тому парню, что изобрел поцелуй.
Вверх по прорезанному в скале коридору, мимо охранников, через тщательно замаскированный проход - они выбрались на поверхность.
Дымные костры в южной части горизонта являлись зловещим доказательством присутствия человека. Ни на минуту не переставая об этом думать двое молодых твини проскользнули через лес к озеру фибов.
Возможно, фибы каким-то внутренним чутьем ощутили присутствие друзей - утверждать этого парочка не могла - но стоило твини приблизиться к берегу, как плывущие им навстречу под водой темно-зеленые пятна указали на появление этих созданий.
Голова с широко расставленными, выпученными глазами выскочила наружу, а секундой позже раскачивающиеся лягушачьи морды уже усеяли поверхность озера.
Генри смочил руку и дружелюбно коснулся протянутой ему лапы.
- Привет, фиб.
Огромная пасть распахнулась в беззвучном ответе.
- Спроси его про землян, Генри, - поторопила Айрин.
- Погоди, - Генри нетерпеливо отмахнулся. - На это потребуется время. Постараюсь сделать все наилучшим образом.
На две томительно долгие минуты человек и фиб застыли в неподвижности, вглядываясь друг другу в глаза. Потом фиб резко рванулся в сторону и нырнул; и словно повинуясь неслышимой команде, остальные озерные обитатели также исчезли с поверхности, оставив твини в одиночестве.
Какое-то время Айрин растерянно глядела им вслед.
- Что случилось?
- Не знаю, - Генри пожал плечами. - Я представил себе землянина, и, похоже, фиб знает, про кого я думал. Затем я вообразил землян, воюющих с нами и убивающих нас... В ответ фиб представил множество твини и совсем немного людей - и другое сражение, в котором мы их перебили. Я подхватил его картину и показал новое нашествие землян, только их стало больше, как они приходят орда за ордой, как они убивают нас... И тогда...
Но девушка зажала уши руками.
- Боже мой! Не удивительно, что несчастное создание ничего не поняло. Как еще он не свихнулся окончательно!
- Я старался, как мог, - хмуро ответил Генри. - В конце концов, это была твоя распрекрасная идея.
Айрин лишь фыркнула, ничего не успев ответить, как озеро вновь наполнилось фибами, причем их стало значительно больше.
- Они возвращаются, - негромко произнесла она.
Первый фиб протянул лапу Генри, в то время, как другие столпились вокруг. Наступило долгое молчание. Айрин забеспокоилась.
- Ну? - не выдержала она наконец.
- Помолчи, пожалуйста. Я еще не все понял. Что-то насчет крупных животных - каких-то чудовищ... - его голос оборвался, меж бровей от болезненной сосредоточенности залегла глубокая складка.
Потом он закивал - сперва как бы машинально, затем все энергичнее.
- Я все понял... И это прекрасное решение. С помощью фибов мы можем спасти Венустаун, Айрин, - если ты согласно завтра отправиться со мной в Низины. Надо только взять пару тонитов и пищевые концентраты, а там, если мы двинемся по течению реки, у нас уйдет не больше двух-трех дней в один конец и столько же на обратный путь. Что ты на это скажешь?
Юность не склонна к длительным размышлениям. Колебания Айрин были чистым кокетством.
- Что ж... может быть, мы и не вернемся, но... но я иду... с тобой.
На последжнем слове было сделано едва заметное ударение.
Через десять секунд они уже двигались назад к Венустауну, и Генри предавался размышлениям о том, что, если уж браться за дело с размахом, то не лучше ли будет воздвигнуть сразу два памятника парню, изобретшему поцелуй.
* * *
Мерцающие оранжево-красные языки пламени переливались багровыми отблесками на пышном хохолке Генри, отбрасывали пляшущие тени на его нахмуренное лицо. В Низинах было душно, о костра жара становилась еще мучительнее, но Генри придвинулся к Айрин, спавшей по ту сторону. Обильная фауна венерианских джунглей уважала огонь, и потому костер означал здесь безопасность.
Они находились уже в трех днях пути от плато. Ручей превратился в теплую, неторопливую реку, покрытую вдоль берегов зеленой пеной водорослей. Уютные леса возвышенностей сменились здесь переплетающейся, извивающейся растительностью джунглей. Лесное многоголосье разрослось до мощного крещендо. Воздух становился все теплее и влажнее, почва - болотистой, окружающее - фантастичнее.
Но реальная опасность им пока не грозила - в этом Генри был убежден. Ядовитые формы жизни на Венере были не известны, что же касается толстокожих монстров - повелителей джунглей - то огонь ночью, и близость фибов днем, удерживали их на расстоянии.
Дважды звучал в отдалении разрывающий уши рев центозавра, дважды треск сокрушаемых деревьев заставлял юных твини замирать от ужаса. Но оба раза чудовища уходили прочь.
Теперь шла третья ночь. Фибы уверяли их, что с рассветом можно будет пуститься в обратный путь, и уже одна мысль о комфорте Венустауна доставляла удовольствие. Приключения и переживания - это прекрасно; с каждым часом гордость за Генри все ярче сверкала в глазах Айрин - а глаза у нее изумительные! - Но все же мысли о Венустауне и дружелюбных Возвышенностях были приятны.
Генри перевернулся на живот, уставясь в огонь и размышляя о прожитых им двадцати годах... почти двадцати.
- Ах, черт! - он поранился о жесткую траву. - А ведь пора бы уже подумать о женитьбе...
Взгляд Генри невольно скользнул по фигурке, спящей по другую сторону костра. Словно в ответ, веки Айрин задрожали, в глубине синих глаз мелькнул отблеск пламени.
- Никак не могу заснуть, - пожаловалась она, тщетно пытаясь пригладить свой белый хохолок. - Такая жарища.
Она с неудовольствием покосилась на костер. К Генри вернулось хорошее настроение:
- Ты проспала несколько часов... и храпела, как тромбон.
Глаза Айрин распахнулись.
- Не может быть! - воскликнула девушка и добавила трагически дрогнувшим голосом: - Я храпела?
- Не, конечно, нет! - Генри с подвыванием расхохотался, остановившись лишь от внезапного резкого соприкосновения сапога Айрин со своими ребрами.
- Ой! - Вырвалось у него.
- Не смейте больше со мной разговаривать, мистер Скэнлон! - Последовала хладнокровная реплика девушки.
Теперь настал черед трагических взглядов от панического испуга для Генри. Он пошел пятнами и осторожно сделал шаг к девушке; вдруг застыл от оглушительного рева центозавра. Когда он пришел в себя, то обнаружил в своих объятиях Айрин.
Опомнившись, она попыталась освободиться, но тут рев центозавра прозвучал снова, уже с другой стороны... и она вновь нырнула в объятия Генри. Он побледнел, несмотря на прекрасную добычу.
- Кажется, фибы загнали центозавра в ловушку. Пойдем, спросим.
В наступившем сером рассвете фибы казались смутными пятнами. Глазам открывались только ряды и ряды искаженных утренним туманом тел. Все они производили впечатление замкнутой сосредоточенности; лишь один из фибов направился навстречу твини. Генри обменялся с ним рукопожатием и чуть позже сообщил:
- Они поймали трех центозавров, с большим количеством им не справиться. Мы прямо сейчас отправляемся на Возвышенность.
Восход солнца застал отряд в двух милях выше по течению. Твини, пробираясь вдоль берега, опасливо поглядывали на близкие джунгли. В редких просветах мелькали огромные серые туши. Рев рептилий почти не прерывался.
- Прости, что я потащил тебя с собой, Айрин, - произнес Генри. - Теперь я уже не так уверен, что фибы могут справиться с монстрами.
Айрин покачала головой.
- Все в порядке, Генри. Я сама этого хотела. Только... мне кажется, можно было бы отправить фибов и одних. Тут мы им ни к чему.
- Это верно, они и без нас справляются! Но если вдруг центозавры выйдут из-под контроля, настанет наша очередь: от нас им не уйти. В худшем случае мы перебьем ящеров из тонитов...
Он замолчал, поглаживая смертоносное оружие, ощущая его холодную надежность. Первая ночь обратного пути прошла для обоих твини без сна. Где-то там, невидимые во тьме, фибы сменяли друг друга, их телепатический контроль над крохотным умишком гигантских двадцатиногих ящеров при этом слегка менялся. Там, в джунглях, три чудовища весом по нескольку сотен тонн раздраженно выли, сопротивляясь силе, заставляющей их двигаться вопреки собственной воле; бессильно неиствовали из-за невидимого барьера, не позволявшего им приближаться к потоку.
Сидя возле костра, двое твини, затерявшиеся между горами плато с одной стороны и хрупкой защитой телепатической паутины с другой, с волнением глядели в сторону Возвышенности, начинавшейся милях в сорока впереди.
Продвижение шло медленно. Если фибы начинали подгонять, то центозавры упрямились. Но постепенно воздух становился прохладнее, джунгли по берегам редели, расстояние до Венустауна сокращалось.
Генри отметил первые признаки знакомой растительности с нескрываемым облегчением. Только присутствие Айрин заставляло его продолжать играть роль героя.
Он презирал себя и испытывал необоримое желание, чтобы их донкихотское странствие поскорее кончилось; но сказал совсем другое:
- Ну вот, практически все позади, кроме аплодисментов. И будь уверена, аплодисменты будут, Айрин. Мы вернемся героями, ты и я.
На Айрин его энтузиазм подействовал слабо.
- Я устала, Генри. Давай передохнем.
Она медленно опустилась на землю, и Генри, дав сигнал фибам, присоединился к ней.
- Долго нам еще идти, Генри?
Почти невольно она устало примостила голову на его плече.
- Еще один денек, Айрин. Завтра, к этому времени, мы уже будем дома, - он чувствовал себя негодяем. - Думаешь, нам не следовало браться за это самим, да?
- Ну, тогда это представлялось удачной идеей.
- Да, конечно, - согласился Генри. - Я уже заметил, что у меня хватает идей, которые поначалу кажутся удачными, но потом приносят одно разочарование. - Он философски покачал головой. - Не знаю, почему так, но так оно и есть.
- Все, что я знаю, - заметила Айрин, - что мне теперь и на ноги не подняться... И мне это безразлично...
Голос ее прервался, когда прекрасные голубые глаза взглянули направо. Один из центозавров задержался посредине небольшого притока реки. Его громадное извивающееся тело, опирающееся на десять пар коренастых ног, отвратительно поблескивало. Омерзительная голова, покачиваясь, поднялась к небу, и чудовищный вой распорол воздух. Ему ответил другой ящер.
Айрин вскочила на ноги.
- Генри, чего ты ждешь? Идем же! Скорее!
Генри, поудобнее перехватил тонит и тоже поднялся.
* * *
Артур Скэнлон одним свирепым глотком опрокинул в себя пятую чашечку кофе и, переключив аудиовизор на оптический режим, покрасневшими от бессонницы и запавшими от усталости глазами стал всматриваться в экран. Тщетно! Он встал, подошел к дивану, на котором беспокойно спала мать, наклонился и поправил одеяло.
- Бедная мамочка, - вздохнул Артур и поцеловал ее в бледную щеку. Потом вновь вернулся к аудиовизору и стиснул кулаки. - Ну погодите, доберусь я до вас, дурные головы.
Мэдлин приподнялась.
- Уже стемнело?
- Нет, - насколько мог бодро солгал Артур. - Он объявится еще до заката, мам. Спи, я обо всем позабочусь. Папа наверху, работает со статис-полем. Говорит, что дела идут. Еще несколько дней и будет полный порядок.
Он тихонько присел подле матери, осторожно погладил ее руку. Усталые глаза Мэдлин сомкнулись.
Замигал световой сигнал. Артур бросил на мать последний взгляд и вышел в коридор.
- В чем дело?
Твини-наблюдатель щеголевато отсалютовал.
- Джон Барно просил сообщить, что надвигается ураган.
Он протянул официальный рапорт. Артур раздраженно пробежал бумагу глазами.
- Неужели нам не достаточно всего остального, а? И что еще ждет нас на Венере?
- Судя по всему, нам придется очень скверно. Барометр падает невероятно быстро. Концентрация ионов в верхних слоях атмосферы - на неуравновешенном максимуме. Бьюла вышла из берегов и быстро поднимается.
Артур нахмурился.
- В Венустаун вода не проникает - выходы, как-никак, ярдах в пятидесяти выше уровня реки. А если ливень - на нашу дренажную систему можно положиться, - неожиданно он скорчил рожу: - Возвращайся и передай Барно, что этот ураган - в мою честь; пусть он хоть сорок дней и ночей свирепствует! Может, заодно смоет землян.
Он повернулся, но твини остановил его.
- Простите, сэр, но это не самое скверное. Сегодня разведывательный отряд...
- Разведотряд? - растерялся Артур. - Кто разрешил ему выйти наружу?
- Ваш отец, сэр. Они должны были войти в контакт с фибами - не знаю, каким образом.
- Хорошо. Дальше?
- Обнаружить фибов не удалось, сэр.
И тут Артур впервые испугался настолько, что даже позабыл о своем беспокойстве за брата.
- Исчезли?
Твини кивнул:
- Похоже, ушли искать спасения от надвигающегося урагана. Вот поэтому Барно и ожидает наихудшего.
- Крысы бегут с корабля, - пробормотал Артур. - Господи! Все сразу! Все сразу!
* * *
Закат догорал и тьма медленно взбиралась по склонам гор. Последние солнечные лучи высвечивали лишь стремительные контуры возносящихся в поднебесье пиков.
Айрин поежилась:
- Становится холоднее, правда?
- Холодный ветер скатывается с гор. Похоже, надо ожидать непогоды, - рассеянно согласился Генри. - Думаю, и река поднялась. - Он замолк, но после короткой паузы заговорил снова; в его голосе звучало возбуждение: - Ты только посмотри, Айрин, всего несколько миль до озера, а там мы, считай, уже в поселке землян. Почти все позади!
- Я рада, - кивнула Айрин. - За нас... И за фибов тоже.
Основания для последних слов у нее были. Фибы плыли все медленнее. Днем раньше с верховьев реки к ним прибыло подкрепление, но даже с этой помощью продвижение вперед давалось заметно труднее. Непривычный холод беспокоил многоногих ящеров, они со все растущей неохотой поддавались воздействию мысленной силы фибов.
Первые капли упали, едва они добрались до озера. Сгустилась тьма; в ослепительных голубых сполохах молний деревья казались призраками, воздевавшими к разгневанному небу качающиеся руки ветвей, факел неожиданно вспыхнувший в отдалении, являл собой погребальный костер сраженного молнией дерева.
Генри побледнел.
- Выбираемся на открытое место. Под деревьями в такую погоду опасно.
Прогалина, которую он имел в виду, находилась уже почти на самой окраине поселка землян. Наспех сколоченные домишки, такие маленькие и ненадежные перед лицом буйной стихии, то тут, то там были освещены, что говорило о присутствии людей. И когда первый центозавр, спотыкаясь и сокрушая деревья, выбрался на расчищенное пространство, ураган разразился во всей своей ярости.
Твини теснее прижались друг к другу.
- Фибы их ведут, - воскликнул Генри; голос его был едва различим сквозь дождь и ветер. - Надеюсь, им это удастся.
Айрин спрятала промокшую головку на таком же промокшем плече Генри.
- Не могу смотреть! Эти домишки развалятся, словно они сделаны из кубиков! Бедные-бедные люди!
Три монстра надвигались на здания. Их движения становились все быстрее, фибы держали их под телепатическим контролем уже не так сильно.
- Нет, Айрин, нет! Они их задержали!
Центозавры остановились, злобно меся лапами грязь, их рев мощно и чисто перекрыл звуки урагана. Взволнованные лица стали выглядывать из хижин.
Захваченные врасплох - большинство из них только что проснулись, оказавшиеся лицом к лицу с венерианской бурей и кошмарными чудовищами, они и подумать не могли о каких-либо организованных действиях. Они выскакивали кто в чем был, и не выдержав вида чудовищ, пускались наутек.
Смятение царило невообразимое. Один или два человека все-таки попытались оказать сопротивление, они открыли яростную пальбу по горам живой плоти, но убедившись в ее неэффективности, тоже бросились прочь.
Когда в деревне не осталось ни одного человека, гигантские рептилии ринулись вперед, и там, где совсем недавно стояли дома, вскоре лишь остались раздробленные обломки.
- Они никогда не вернутся, Айрин. Никогда! - Генри был в восторге от успеха своего плана. - Теперь мы с тобой герои... - его голос взвинтился до пронзительного визга. - Айрин, назад! Под деревья!
Рев центозавров достиг самой низкой ноты. Ближайший ящер присел на двух задних парах ног, его гигантская голова, поднятая на две сотни футов, чудовищным силуэтом рисовалась на фоне грозовых сполохов. С глухим шлепком он вновь опустился на все лапы и побрел к реке, которая бушевала теперь под ударами урагана, выйдя из берегов.
Фибы потеряли контроль над чудовищами!
Генри толкнул девушку в сторону, его тонит тут же полыхнул. Айрин медленно пятилась, держа свое оружие наготове.
Генри не промахнулся - пурпурный шар вспыхнул в ночи, и ближайший центозавр дернулся, его мощный хвост замолотил по ближайшим деревьям. Из дыры, где только что была нога, потоком хлынула кровь. Ящер в слепой ярости атаковал врага.
Последовала новая пурпурная вспышка - и он рухнул с тяжким грохотом, жуткий рев сменился пронзительным беспомощным визгом.
Но два других чудовища уже мчались в атаку. Они слепо перли в направлении источника той силы, что всю неделю держала их в повиновении; иполненные неистовства, они стремились ко мщению со всей мощью своей безмозглой ненависти. И на пути этой безжалостной силы оказались двое твини.
Позади бурлила река. Впереди - лес, полный грохота сокрушаемых деревьев и раздирающего уши рева.
И тут внезапно откуда-то со стороны ударили тониты. Пурпурные сполохи... шквал ударов... спазматический визг... И настала тишина; даже ветер, словно преклонился перед недавними событиями, мгновенно стих.
Генри издал торжествующий вопль и заскакал в импровизированном беовом танце.
- Это пришли наши, из Венустауна, Айрин! - орал он. - Они перебили центозавров! Теперь всему конец! Мы спасли твини!
Все произошло в одно мгновение. Айрин выронила тонит, зарыдала от облегчения, бросилась с Генри, споткнулась - и река подхватила ее.
- Генри!!! - Ветер унес крик прочь.
За одно мучительное мгновение Генри понял, что не в силах ничего поделать. Он лишь недоверчиво и глупо таращился на то место, где только что стояла Айрин. А потом сам оказался в воде, и медленно погрузился в кипящую тьму.
- Айрин!!!
Ни звука в ответ - лишь вой ветра. Он попытался плыть, но тщетно. Даже на поверхности Генри с трудом удерживался лишь на доли секунды, едва успевая сделать новый вдох.
- Айрин!
Никакого ответа. Только стремительно мчащаяся вода и тьма.
И тут что-то коснулось его. Он инстинктивно оттолкнулся, но напор усилился. Он почувствовал, что его выталкивают из воды. Измученные легкие с трудом начали втягивать воздух. Генри увидел ухмыляющуюся морду фиба, а потом все пропало. Осталось лишь ощущение холодной, мрачной сырости.
* * *
Воспринимать окружающее он начал отрывочно. Сперва - он сидит под деревом на одеяле. Потом - теплое излучение рефлекторов сверху, свет автоламп. Кругом толпились люди, и он понял, что дождя больше нет.
Он повел вокруг затуманенными глазами и прошептал:
- Айрин!
Она сидела рядом - укутанная, как и он, слабо улыбаясь.
- Со мной все в порядке, Генри. Фибы выловили нас вовремя.
К нему наклонилась Мэдлин, он ощутил на губах вкус горячего кофе.
- Фибы рассказали нам, как здорово вы им помогли. Мы гордимся вами, сынок - тобой и Айрин.
Улыбка превратила лицо Макса в символ родительского удовлетворения.
- Психологически ваш расчет был замечателен. Венера достаточно обширна, здесь хватает пригодных для жизни районов, чтобы земляне не захотели вернуться туда, где кишат центозавры... по крайней мере, в ближайшее время. А когда они снова объявятся, у нас уже будет статис-поле.
Из тьмы выступил Артур. С силой похлопал Генри по плечу, крепко пожал руку Айрин.
- Мы с твоим телохранителем послезавтра устраиваем празднество, - сообщил он ей, - так что приведи себя в порядок и отдохни как следует. Это будет величайшее торжество.
- Праздник, да? - произнес отчетливо Генри. - Хорошо, тогда я скажу тебе кое-что. Я намерен... жениться. Думается, я уже достаточно взрослый.
Глаза Айрин опустились, отчаянно сосредоточившись на траве.
- На ком же, Генри?
- На ком? На тебе, конечно же. Господи, да на ком же еще?
- Но ты даже не спросил меня. - Она произнесла это не торопясь, но с величайшей решительностью.
На мгновение Генри смутился, потом упрямо стиснул зубы.
- Верно, не спросил. Но я уже сделал предложение. Что же ты ответишь?
Он придвинулся к ней поближе; Макс кашлянул и жестом отослал их прочь. Внезапно к ним приблизился один фиб. Он медленно, неуклюже двигался по влажной траве, помогая себе неприспособленными для этого лапами. Приблизившись, он протянул им передние конечности.
Намерения его были ясны. Айрин и Генри тоже протянули руки. На несколько секунд сделалось тихо, потом глаза фиба понимающе заблестели в свете автоламп. Смущенно взвизгнула Айрин, озадаченно хихикнул Генри. Контакт нарушился.
- Ты видела то же, что и я? - спросил Генри.
Айрин покраснела.
- Да. Много-много маленьких фибиков, десятка полтора...
- ...с длинными белыми хохолками!


Айзек Азимов

­­
Взято: Нэт и её ночная апатия baby dont fake it 01:46:03
­Nettie 15 ноября 2018 г. 02:10:51 написала в своём дневнике ­Showtime
Хотела сначала написать одно про бессонницу, но потом подошла к окну и задумалась о другом.
Листая страницу в ВК наткнулась на запись со следующим содержанием: «Те подростки, которые сейчас сидят в своих комнатах по ночам и плачут, пока не уснут, однажды были детьми с огоньком в глазах и надеждой в сердцах.» А в комментариях написано, что гармоны, к старости будет над этим смеяться.
А потом я встала за наушниками и посмотрела в окно. На доли секунд я ощутила себя такой счастливой. Там был снег. Немного, но снег. Я люблю вечернюю/ночную снежную улицу. Я люблю зиму. Я не могла вспомнить конкретные ситуации, которые могли бы вызвать такие эмоции. А потом мне стало тоскливо. Более, чем было до этого.
У меня были десяток мечт, целей, желаний. И в большинстве случаев они достигались, обычно без особо напряга. Спустя время я начала это считать чем-то особенным, ведь не каждый может этим довольствоваться. А может я просто упрямая.
Но с течением времени я больше не хотела ни о чём мечтать и прочее. Это стало каким-то страхом. Потому что наша семья не по наслышке знает что такое чего-то хотеть, получать, но также иметь и неприятные последствия. К сожалению достигнутая цель не оправдывает полученных жертв. И мы перестали мечтать.
Вселенная убогая и убог тот, кто считает, что она тебя слышит. Никто вас не слышит, никому до вас дела особого нет. Смиритесь.
Но одновременно страшно, закрывая глаза, видеть украшенную к новому году комнату, ёлку с гирляндой и блестящими шарами, свой диван и помнить чувства себя десятилетней девочки, которая всё ещё верит во всё подряд и мечтает о подарке.
Не перестану мечтать о том, чтобы ничего не чувствовать. Лучше из возможного в этой жизни.
­­
Источник: http://tessaanimesh­ka.beon.ru/44201-641­-njet-i-ee-nochnaja-­apatija.zhtml
Позавчера — среда, 14 ноября 2018 г.
Драма ginger beer 21:02:22

in my blood

Обожаю его грустные и пьяные посиделки после неудачного свидания.

­­
\\\ Dattatreya 17:50:43

Cегодня сверху сверлили до 7.30 вечера. На улице в это время выпал первый снег.

\\\

Снова поранился по неосторожности. Бежал по улице и не заметил железный штырь торчащий из земли.
Напоролся на него коленом, упал. Когда вернулся, посмотрел - расцарапало кожу. Ходить вроде
могу без проблем, но бегать немного больно. Штырь этот в неудачном месте - вроде и проход
там, и не должно быть там его, так что не ожидаешь что там он есть.
Кислота Великий Уравнитель 17:34:44

Залезь мне в сердце,­ а не в ширинку­ джинс

­­


Уж не помню точно как мне впервые на глаза попался этот фильм, но лампочки внутри тут же замигали "на-до-пос-мот-реть­". Потом я ещё посмотрела как ребятки-котятки и Александр Горчилин приходили к Урганту, какая ламповая встреча вышла и всё. "Кислота" как раз вышла в прокат, но довольно ограниченно и в неудобное время, была ещё работа, и с походом как-то не срослось. Оно и к лучшему, потому что такие картины лучше всего смотреть дома в одиночку. Как "Ученика" или "Зимний путь". Для чистого и глубокого восприятия. Чтобы, если до мозга не дойдёт вся гениальность замысла, так хоть до сердца. Такое я смотрю только сердцем. А у моего внутреннего эстета пена изо рта от восторга. Честно, учитывая, что больше всего разговоров было про групповушку в начале фильма, ожидала много трэша, и, что глаза моментами будет колоть. Ан нет, как-то хорошо получилось, на грани. Как мне нравится. Горчилин просто большой молодец! Собрал хороших актёров, с которыми раньше работал на площадке, и это уже половина дела, потому что я на каждого второго залипла и по фактуре, и по игре (тут мне стоит остудиться). И с остальной половиной справился тоже хорошо. После наполненного сердца, приходами начинает наполняться мозг, я уже чувствую, что меня снова накрыло и надо поискать на будущее ещё такого.
Сюжет тут не особо сложен и описательная его часть, на мой взгляд, вообще не нужна. Но, если кратко, то caмoyбийcтвo друга служит катализатором в жизнях двух молодых парней. И все рефлексируют. Страдают. И ищут, конечно ищут. Всё по канону русской души.

Категории: Оценено
• Day 5 hallo arizona 14:13:14
День 5. Ваши любимые песни.

Пхпхпхпх, я уже почти ответила на этот вопрос в первый день, но, ладно, заполню ещё раз

~ Alt-J - Something Good
~ The 1975 - Somebody Else
~ The Neighborhood - Sweater Weather
~ Foster the People - Houdini
~ Fever the Ghost - Source
~ Imagine Dragons - Amsterdam
~ Marina and The Diamonds - Oh No!
~ Gorillaz - Rhinestone eyes


исходник: http://chedoriti.be­on.ru/0-137-flashmob­.zhtml
13.11.18 Энтрери . ADF 13:59:31
Не мог уснуть. Читал всю ночь. Начало - первые главы три - были интересными, но всё очень быстро скатилось в примитивность. Некоторые ситуации откровенно раздражали и были неприятны. 150 страниц какой-то хрени.
Заставил себя полежать с закрытыми глазами, подремал и почти не чувствовал сна, когда через полтора часа сработал будильник.

Подробнее…Пока собирался, поймал себя на мысли: уже и плевать, что я хуже Ильяса. Мне в целом даже как-то стало плевать. Это принесло облегчение. Я подумал: я такой, какой есть; и если хуже - пускай. Мои друзья любят меня именно за то, какой я есть.
Мне всё равно, что мы с ним не общаемся. Когда-то общались - здорово. Сейчас нет - тоже хорошо. Пусть я и долгое время (полгода) привыкал к этому.

В электричке какой-то парень с медицинского всё время воодушевлённо шмыгал носом. Чуть не врезал ему.

Переходя на Восстания, подумал о Вадиме. Что тот едет с Пушкинской.
На Выборгской он подошёл ко мне, ударив в плечо. Оказывается, ехали в одном вагоне.
Предложил вместо второй пары пойти поесть. Поколебался, но согласился - не завтракал же.

Поболтал с Катей Т. на перерыве лекции. Узнал, что зря в пятницу всё же не поехал; но что сделано, то сделано. Не жалею.
Высказал Леше свое мнение о его поведении по поводу лаб. Он сначала отпирался. Потом сник. Я не хочу давить на кого-либо, но злить меня не надо.

Весь день шёл дождь. Предполагался снег, но погода была слишком тёплой. От промокшей полностью одежды это тепло совсем не ощущалось. Месили грязь и говорили об играх.
Отдал ему его подарок. Он был искренне рад и благодарен. Я успокоился, что не прогадал - побаивался, что всё же промахнусь.
Вадим всё время слал фотки и голосовые своей девушке. Я вспомнил свой прошлый срыв, когда наехал на него по этому поводу. Сейчас же слабое недовольство оставалось, но в целом был абсолютно спокоен. Отчасти потому, что давно не общался.

По дороге к универу сильно захотел кофе. С деньгами туго; но я наплевал и пошёл к кофейне.
Сергей меня сразу узнал, просветлел и тепло поприветствовал. Я поинтересовался, на кого учится. Реклама и что-то с этим связанное; заочка, само собой. "На что ЕГЭ хватило". Я не сдержал усмешки: ему вполне подходит, хотя, признаюсь, предполагал что-то более техническое. Но главное, ему в целом нравится и даже интересно (большей частью, потому что заочка; по его словам, на очке кошмар творится).
Вадим не мог не пошутить: "Ого, ты быстро. Он тебя вне очереди пропустил?".
И кофе всё же он делает отменно.

Спокойно болтали с Настей и Вадимом у аудитории. Удивительное дело: я с Настей никогда особенно близко не общался, но в её обществе чувствую себя очень спокойно и свободно, куда легче, чем, к примеру, с Надей.
Когда пришли нанотехнологи, я заметил Сашу, накинувшего капюшон и отвернувшегося. Я не стал его трогать - в последний раз он признался, его напрягает мой интерес к его положению. Хотя стало смешно: я так могу пугать людей, что они уходят в другой конец коридора?
А вот зачем Ильяс со своими новыми друзьями остановился прямо рядом со мной, я не понял. Мы втроём находились довольно далеко от дверей аудитории, чтобы возле нас толпились. Мёдом там, что ли, намазано.
Стало отвратительно шумно, Настя полезла продолжать свои заигрывания с Ильясом. Я ушёл.

Лектор опоздал. Я стебал Вадима по поводу сообщения его девушки, где та написала "покетики". Настя чуть не плакала от смеха.
Надя призналась, что начала обо мне волноваться. И снова позвала пить. Не знаю зачем, я позвал Настю. Она согласилась. Договорились ориентировочно на выходные.
- Вадим?
- М?
- "Волновые покетики".
- Видишь средний палец?! А второй?! Смотри внимательнее!

Меня самого удивило, но мне даже было приятно. Наверное, от атмосферы смеха и подъёбов, нежели от факов, что он мне прямо в лицо совал.
Настя попросила скинуть лекции по теорверу. "Но я же присылал тебе. - Да, но это были конспекты Циммерман. А я привыкла к твоему почерку и твоим записям. В чьих-то ещё разбираться уже как-то не то".
Я видел, что Ильяс пытался найти где-нибудь место разговора, чтобы вклиниться в него; признаюсь честно, я не давал ему этой возможности. Тогда он ушёл, а я смог поприветствовать Л.
Аня, видимо, уже на отчисление - слишком много пропустила лаб.
Настя попросила сделать ей рисунок. И сказала, тот, что я подарил ей на 1 курсе (по её просьбе), до сих пор у неё висит.

Когда шли ко второму корпусу, занял неудачную позицию: слева Настя с зонтом, время от времени попадающим мне по голове (благо я в капюшоне), справа шатающийся Вадим, заезжающий мне локтем в ребра. Напомнил самому себе Чимина с его "носи свою обувь правильно!", потому что вроде и смеюсь, и бомблю одновременно.

­­


На лекции меня разморило, а на квантах у Барсукова я откровенно спал с открытыми глазами и едва вникал в происходящее. Он несколько раз подходил ко мне в своей манере, что-то поясняя, и мне было немного стыдно за свой остекленевший взгляд и медленно поднимающиеся веки. Как обычно, к концу проснулся.
Группа (вернее, та её часть, что пришла на пару) с укором указала мне: "ну ты же староста, ты должен следить за этим" (когда выяснилось, что я не выслал им материалы по расчётке). Я не стал ругаться, напоминая им, насколько они нихера не делают.
На доп решил не оставаться, понимая, что опять буду спать. Выходя с кафедры, видел собравшихся нанотехнологов. Ильяс снова пытался мне что-то сказать, но я проигнорировал его, попрощавшись с преподом.

Кас не успевал на 19:10, поэтому я решил его подождать, чтобы вместе поехать на 19:38. Он был рад меня видеть, хотя сразу же сказал, что я выгляжу убитым.
Как ни смешно, но обсуждать было как-то нечего.
Когда он пытался застегнуть рюкзак, в который было напихано несметная гора всего (с шавой сверху), и, когда победа была так близка, на застегнутом участке разошлась молния, в моей голове самопроизвольно заиграла Not Today.
На Ижорском заводе появились два свободных места - крайних, через спинку. Поржали, но сели, продолжая говорить через сидение. В Колпино уже сели рядом, а справа от меня оказался тот парень из моей школы, у которого восточная - какая-то корейская - внешность. Мне показалось, меня он тоже узнал: всё же, мы живём неподалёку друг от друга, судя по тому, как часто я его вижу.
Кас пересказывал их лекцию по философии, о капитализме и его психологии, о замене всего на товар, на неумение людей разграничивать работу и досуг. Какой-то мужик по соседству откровенно грел уши, с интересом смотря на нас.
Я: А, да, читал, что это плохо. Люди переносят работу в дом, поэтому не могут больше отдыхать дома по-настоящему.
Кас, с укором на меня смотря: Ну молодец, ты сам себе всё проспойлерил. И о чём мне теперь тебе рассказывать?


Пришедшая вчера в голову мысль не отпускает. Я снова не знаю, какой туда вписать сюжет, но сама идея меня завораживает. И быть может - я всё же начну её воплощать. Скорее всего, до конца не доведу - ну и что? Равно как и от того, что мне некому это будет показать. Мне хочется даже больше для себя. Звучит (и выглядит в голове) красиво.
Только стоит вспомнить о важной составляющей: в моём творчестве должна быть цель.

­­


Категории: День, Учеба
Неудачно съездила ^^" Утонувшая в мечтах 11:16:14
­­

Ездила на олимпиаду по обществознанию (мне ещё скоро несколько предстоит). Вообще недовольна тем, как там всё проходило. Ребята, которые учились в той школе, в которой проходила сама олимпиада, постоянно жульничали и пользовались телефонами, интернетом, чтобы найти ответы на вопросы.
Ужасно бесит, когда ты стараешься всё делать честно,а остальные играют совсем не по правилам, а потом получает призовые места ><

­­
показать предыдущие комментарии (78)
17:26:33 Ksil
Ну дело твоё.
17:27:35 Утонувшая в мечтах
Ага)
17:42:13 Ksil
Просто учти,что негативное отношение к матерным словам навязано церковниками,которы­е убивали наших предков и лишили потомков истинной религии.
17:43:32 Утонувшая в мечтах
Хм... :?­
вторник, 13 ноября 2018 г.
манхва Занзас aka Тень 21:25:05
­­
http://mintmanga.co­m/born_sexy_tomorrow­


Милашка, рождённый завтра - Безрассудный отступник, космонавт-мошенник,­ живет по своим правилам. Сражаясь, пируя и укрепляя человеко-инопланетн­ые отношения от планеты к планете, он ничего не боится...кроме обязательств. Его нынешняя миссия: спасти человечество от неминуемого вымирания. Просто еще одна среда, правда. Пока он случайно не пробуждает J450n, (очаровательного) киборга-убийцу, созданного расой извращенных инопланетян, чья главная цель — уничтожить человеческую жизнь. Только J-450n был запрограммирован «привязаться» к первому живому существу, которое он видит...


Категории: Комикс
+30 Лаги,Спасибо Учитель ШКОЛОКЬЯРА Rainbow Six Siege kiara188 irina end Demon Core Кьяра Асакура Кларк 21:07:57
+30 Лаги,Спасибо Учитель ШКОЛОКЬЯРА Rainbow Six Siege kiara188 irina end Demon Core
До последнего
я решила сегодня сделать видио и выложить его
хоть я плохо играла(из-за больного Левого глаза)
но я дала просраться команде противника за Финку и Валькирию
(моя тяжелая артирерия)
я еще просматривала свои старые Эпизоды
и решила в конце видио сделать нарезку смешных моментов XD
наслаждайтесь щеглы
И да пока мой глаз не выздоровит,
видио не смогу пока что выпускать по Рисовалке,
и наверное по Осаде
Мой первый канал https://www.youtube­.com/channel/UCuueGX­szi7K3mesH7cIcgIA?vi­ew_as=subscriber
Мой второй канал https://www.youtube­.com/channel/UCOwaia­qe7xZ_-osJgV_r-ew?vi­ew_as=subscriber
Моя страница в ВК https://vk.com/idan­na25748
Мой беон http://kionami.beon­.ru
Моя группа в ВК https://vk.com/rain­bow_six_siege_kiara1­88
Не забуть Подписаться на мой канал,и вступить В мою группу
заявки я принимаю в 8 часов вечера по московскому времени
Не болейте и всем удачи =)
Не забуть подписаться и лайк поставить)
­­
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
. magnus banе 20:23:10
я всей своей душой ненавижу такие блядские моменты.

имею в виду, что в моей жизни достаточно места для того, чтобы заниматься рефлексией, самореализацией и самовыражением, но будто все мое существо ставит мне палки в колеса и я просто сижу перед открытым вордовским файлом/заметками в телефоне/нотной тетрадью и фортепиано и просто понимаю, что не идет, хотя мне есть, что написать, что сказать, но как будто я не знаю, как это выразить, вот серьезно.

в такие моменты я делаю самое страшное: открываю все свои работы, написанные вручную или же напечатанные, перенесенные в pdf-формат или всякое такое и начинаю... чистить. меня, на самом деле, даже не особо раздражают подобного рода кризисы (но очень бесит невозможность структурировать ноты в красивую мелодию или слова - в предложения), как бы страшно для кого-то это ни звучало. один человек сказал мне "это же твои силы и время, как ты можешь", другой - "оставь, смотри на то, как ты спрогрессировал", но, знаете, мне плевать, сколько сил я угробил на ту или иную мелодию, на конкретно этот стих или же какую-либо зарисовку, просто иногда я пробегаюсь глазами по тексту/нотам и думаю о том, что я мог бы сделать это лучше. написать как-то эпичнее, красивее, другими словами или другой музыкой, если так можно это сказать. я, увы и ах, страдаю перфекционизмом. либо идеально, либо никак.

взять те же фанфики на фикбуке. я почистил великое множество, удалил многое, еще не успев показать миру, так сказать, просто потому, что на выходе получилось не то, что я ожидал. иногда я сижу и вспоминаю все свои наброски, на которых я оттачивал стиль написания (то бишь, то, что заведомо уйдет в стол) и понимаю, что многие из них были действительно лучше, чем то, что я опубликовал. по крайней мере, идея. потом думаю о том, что как много было не дописано, забыто, заброшено - и понимаю, что насрать. я вообще начал оставлять некоторые работы сохраненными хоть в каком-то формате просто потому, что после удаления очередной, мою личку начинает раскачивать кучей гневных сообщений по типу "я это перечитываю вообще-то!". не в коем образе не испытываю равнодушие к тем людям, которым интересно мое творчество, уважаю каждого и благодарю за комментарии вполне себе искренне (исключая только одного человека, но это уже совсем другая история, никак к повестке дня не относящаяся). потому, собственно, и сохраняю, повторюсь.

далеко не ходя, открываю свою страницу на фикбуке и начинаю краткий обзор того, что меня категорически не устраивает.

1. Не такая уж и ошибка («Верни меня, если сможешь»).
Подробнее…Фотографии, где лицо крупным планом и в полный рост, подробное досье с именем, возрастом, полом и всей доступной о каждом ребёнке информацией. Юнги не может подавить в себе мерзкое ощущение, что сирот демонстрируют как вещи в интернет-каталоге. Омеги, альфы, беты, гаммы, четырнадцать, шестнадцать, год, семь — он смотрит на каждого, стараясь увидеть этого ребёнка рядом с собой. А потом натыкается взглядом на «Чон Чонгук, 16, альфа», и рядом — надпись красным: «был возвращён в приют три раза».
если спросить у меня, есть ли у меня какие-либо аллергии, я отвечу честно: на корицу и омегаверс. серьезно. я не то что бы ненавижу омегаверс, просто я не читаю этот жанр, ни в коей мере им не увлекаюсь и эту самую работу писал с шантажом и из-под палки. это, наверное, моя самая нелюбимая работа, но любимая работа моей девушки, и если я ее удалю, меня просто-напросто выкинут из окна. когда-нибудь я ее все же удалю, настанет этот день. но, а пока, пусть висит.

2. Счастье в инвалидной коляске.
Подробнее…Они все говорят забыть. Талдычат неистово «Юнги, тебе нужно учиться жить дальше», и он правда пытается. Но она не вернётся, а он и сам может дойти до городского кладбища на новое свидание, уткнуться лбом в холодную землю и выть волком. Потому что неважно, когда это случилось: вчера, два года, десяток лет назад — время не лечит. Как и не вылечит ноги этого мальчишки, но что-то в его душе хочет заставить этого ребёнка поверить в чудо.
просто потому, что я написал это не так, как хотел. кто бы знал, как сильно я хочу переписать эту работу, но как мало у меня времени на то, чтобы воплотить в жизнь эту маленькую мечту. я бы сделал все куда атмосфернее, куда подробнее, куда реалистичнее и несколько более растянутым. рано или поздно, я это все-таки сделаю. после того, как допишу "ave atque vale" и еще один макси, который пока не публиковался.

3. Я люблю тебя, а ты не замечаешь.
Подробнее…- Можно я с тобой чуть-чуть тут посижу? — и вот вечно он так, глупый и слепой, подобно новорождённому котёнку. Не влезай, дурак, оно же рано или поздно точно не сдержится и когда-нибудь точно сорвётся. А потом будет локти грызть и мечтать отмотать время назад, когда всё ещё было относительно хорошо (читай: стабильно плохо), а дрова были не ломаны. Но Юнги кивает. Хотя бы потому, что нет объективных причин для отказа, а Чонгук ему, вопреки всему, как бальзам на душу.
вообще, несмотря на то что я очень сильно люблю юнгуков, на мой взгляд, все мини по ним у меня - это один большой провал. ну серьезно, начиная с "коляски", заканчивая "хеном", написанным мной за пятнадцать минут у метро, пока я ждал мишу. не знаю, почему мне так кажется. и вот смотрю я на эту работу сейчас, а ручки так и чешутся удалить ее нахер. потому что она, как и все фанфики в данном списке, кажется мне неудачной.

4. Чонгук слезам не верит.
Подробнее…...но начинает, когда в номер стучится Сокджин и, хитро улыбнувшись, говорит заговорщицки: «когда тебе плохо было, Юнги заперся в ванной и плакал». Сокджин, он ведь реально как заботливая мама: понимает чуточку больше, чем даже ты сам.
я бы сказал, что это просто набор букв. но потом я вспоминаю, что это, ах, да - юнгуки. а юнгуки у меня - это провал.

5. Дикий
Подробнее…- Ты мне очень нравишься, хён, — продолжает Чимин со своим этим открытым детским лицом, смотрит прямо, без всякого страха, только рука, преграждающая путь, явственно трясётся. Чимин храбрый, хороший, добрый. Ему бы с кем-нибудь типа Чонгука встречаться да радоваться, но, видимо, это слишком просто, да? Пак Чимин не ищет лёгких путей?
- Мои соболезнования.

открывает хит-парад неудачных фанфиков, которые я посвятил хаве, хаве и еще раз хаве. просто, что это, зачем это, с чем это едят и к чему это все? и если "глаза" я еще могу понять, то это, боже, нет.

6. Стекло
Подробнее…...И он вынужден сейчас просто смотреть на то, как любовь всей его жизни одаривает счастливыми и нежными взглядами совершенно не его, касается не его рук своими, не на его губах оставляет нежные поцелуи. Увлечённо рассказывает какие-то смешные истории из жизни, широко улыбаясь — опять же, сменив главного слушателя. Знаете, когда он улыбается, у него такие ямочки милые, и правая немного глубже и выразительнее левой. Снова счастлив, но без него, а всё потому что кое-кто осознанно всё проебал.
серьезно, если бы я прочитал такое описание и потом прочитал начинку, я бы сам себя на хуй послал с этой высосанной из пальца драмой и криво описанной постельной сценой. ну, правда.

7. Пассивные умения
Подробнее…- Хён, ты лучший! — Чонгук ничего не может с собой поделать, дурацкая улыбка растягивает губы против его воли, — В общем, мы с Тэхёном встречаемся уже месяц, и вчера он намекнул мне, что пора переводить наши отношения... на новый уровень. Нет, я, конечно, почитал фанфики в сети, но арми предпочитают писать о том, как я его нагибаю. А мне вчера недвусмысленно намекнули, что пора приобрести клизму...
- Спаси и сохрани... — шепчет Юнги-хён, прикрыв глаза, — Почему всегда я?

не-на-ви-жу. всеми фибрами своей души. смотрю на эту работу и у меня дергается, сука, глаз от отсутствия логики, кривого слога, кривого мозга и всякого такого. я хотел удалить его очень сильно, очень яростно и очень беспощадно, а потом его где-то опубликовали (хотя я, вроде бы, прошу о том, чтобы мне кидали ссылочки, чтобы я просто банально знал, где вишу) и полетели лайки с просмотрами. они летели, я смотрел на это и просто "ну, блин, ну, ребят, вы чего, как это дерьмище может кому-то нравиться?".

возможно, кто-то после этого поста подумает, что я понторез.
нет, это не так.
я и сам редко читаю фанфики, потому что требователен к себе, к окружающим и вообще - занудная сволочь по всем жизненным пунктам. все эти семь работ, они категорически мне не нравятся: отсутствием ли динамики, сюжетом ли, написанием. я правда хочу формировать какой-никакой, но качественный контент, но, по мнению своей дамы сердца, к себе слишком требователен.
так или иначе, я считаю, что требовательность - это не плохо. не в данном случае.
и снова о текстах, и снова... Бартанг. 18:14:57
чот потянуло тексты писать. сделала проду к фиготе про Голдмана, набросала несколько сцен в "Левое полушарие", сейчас руки дошли до "Recycle.Bin". переписываю это говно с самого начала. мой текущий лвл настолько превосходит предыдущий вариант, что кроме как общий план его использовать уже нельзя.

Категории: Мои работы, Тексты, J/S
суббота, 10 ноября 2018 г.
Пл. 32 км Sir Haridan IV 21:49:55
На протяжении 7 лет я колупаюсь в болоте, под названием беон, который дал мне многое и столько же отнял. Идея с дневниками очень оказалась по душе интровертам, однако Миша Монашев - простой парень с деревни Москва отказался развивать бидон, и в итоге беон остался гнить в 2009 году, но уже без феечек и волшебниц. Теперь страницу интроверта можно состряпать и в вк, где можно спрятать того или иного рода страшные фотки, а беон атакуют всякие боты, перегружают сайт, а про PDA-версию не слышали со времен третьего крестового похода. Про слепого бота я вообще ничего не скажу.
Философия беоновцев также сменилась. Если раньше меня пугало рандомное "привет" от рандомного человека, то теперь меня пугает отсутствие такого рода сообщения. Да и форумы сильно сдали, народ разбежался по дырам и вконтактам. Кстати о форумах.
Женский форум сильно упал и сдал, потеряв былую активность. Нынче там зырят на платья и фоточки, хотя форум "оцени мой фейс бесплатно и без критики" ввели. Хоть форум и стал современным, но местных жительниц как взрослых баб в маленьких колготках, хотя раньше было представление совсем противоположное. Но увы, там наиболее адекватная активность. Беон спасут бабы и мужики как бабы
Слезно я вспоминаю форум религи и философии, где я познакомился с дюжиной интересных личностей, с которыми я потерял общение(с большим сожалением). К слову, из всего состава друзей на беоне, я сохранил стабильное общение только с двумя, но и то мы общаемся уже не тут. Я бы хотел написать тут о тех, с кем общение утрачено и те, без которых релф мой релф был бы не тот:
Джей 7 - хоть и надменный и странный тип, но его куда интереснее читать, чем про то как вызвать Пушкина в пьяном угаре. Да, с ним(по оперативной информации с ней, но не суть) лучше не общаться, но тем не менее его посты читать в некотором полезно, особенно если ты бородатый студент истфака и хочешь понять что такое историческое исследование. P(A|B)...с его окружения был и ещё один товарищ
Витезслав - тоже странноватый тип, без интересных постов. Но с ним было интересно общаться. Мечтая о восстановлении общения с ним, я вспоминаю опыт общения с Настей666, который закончился неудачей, закончится неудачно и это восстановление, но в качестве ностальгии пойдет. Катун, которая управляла сном, канула в бытие также. Да и хрен с ней.
Был и Николай Ковалев - историк всея руси, общение с которым мне очень нравилось. Да, мы постоянно ссорились, но тем не менее, он хороший чувак, с которым можно было бы потравить душу о былом. И мне очень жаль что так всё случилось. С ним был ещё один друг, который постоянно троллил меня. Интересно, как бы сейчас сложилось общение сейчас.
Был такой поцыг, как Мирон. Его темы аля "Розетка или презерватив" или "Мамба. Стоит пользоваться" конечно веселили. Но и без них релф был бы не релфом.
Иренья перекочевала на ЖФ, поэтому о ней ни слова.
Иисус Харидан пародировал всю ту требуху, которая творилась на релфоруме в виде тем. Было смешно и грустно, с тем, что больше такого не будет. Я увидел активность его на форуме но она релф не возродит.
Есть и ФФСП. Про её посты ничего сказать не могу, так как они нейтральные и ничем не выделяющиеся, прям вот так сильно. Когда релф капитально опустел, она решила восстановить порядок, путем написанием обильного количества записей, но когда я обрушился с критикой этой идеи, она обиделась. В итоге ни тем, ни её. В некоторой степени, тоже грустно.
Пласт политиканов вроде Валеры красноармейца и тд ушли на заслуженный отпуск вовремя, ибо общаться на политику сейчас рискованно. Среди политиканов была и Виолетта, с которой мы любовно воевали в течение 3 лет, пока она не оступилась в истории с моей бывшей, невольно где я поучаствовал в роли срывателя масок. Однако все пруфы что были я уничтожил, ибо я таким не занимаюсь. Все вопросы к бывшей, о которой тоже стоит пару слов сказать(можно и больше, но лень). Она открыла мне также новое поле для общения с людьми. Я познакомился с интересными кадрами, такими как Кеда(которая открыла глаза мне на многое) и тд. Увы, среди этого поля осталось лишь одно деревце, зато какое! Правда, я был в непонятках зачем она создала фейк и общалась со мной до последнего?

Меня многие обвиняли, что именно я разрушил релфорум. Но это не так, ведь темы были философские, так как философия подразумеваем обсуждение всего, вплоть до месячных и способов борьбы с ним. А игнор он был всегда.

Беон отпустил меня, но изредка вылить порцию мысленного поноса можно будет.

Категории: Философия базового уровня
показать предыдущие комментарии (2)
20:30:51 Sir Haridan IV
Детям будешь показывать что мама писала в молодости? Ностальгия вообще приятное чувство, особенно если оно не мешает жить. Зато воспоминания помогают как по мне не натворить ошибок впредь, избежать нелепых ситуаций. Если бы кто-то взялся бы за реанимацию беона под новый лад, возможно интровертов...
еще...

я здесь просто пишу, чтобы через пару лет зайти и поулыбаться, почитать, повспоминать.
Детям будешь показывать что мама писала в молодости?
Приятно ностальгировать, любопытно, как сложилась жизнь тех самых дорогих и ценно, что именно эти люди, хоть и за тысячу вёрст были рядом с тобой, не смотря на то, что ты безграмотное, унылое и пустое говно (это я про себя)))
Ностальгия вообще приятное чувство, особенно если оно не мешает жить. Зато воспоминания помогают как по мне не натворить ошибок впредь, избежать нелепых ситуаций. Если бы кто-то взялся бы за реанимацию беона под новый лад, возможно интровертов стало бы больше
16:54:25 New space
я уже сейчас сестре показываю, когда она начинает чудить, шо я писала, когда была в её возрасте) скорее сама читать)
19:37:46 Sir Haridan IV
И как ей, нравится?
15:57:05 New space
не думаю, но выводы она делает)
Какая конференция по телекоммуникациям сейчас без 5G, IoT, Big Data и… барабанщиц? 23vek 19:56:13
 ­­

31 октября в Санкт-Петербурге состоялся VI Международный Съезд TELECOMTREND 2018, посвященный новейшим технологиям и трендам в отрасли телекоммуникаций и смежным отраслям. Съезд получил высокую оценку федерального агентства РОССВЯЗЬ, Комитета по информатизации и связи Санкт-Петербурга, директоров и руководителей профильных компаний, а также экспертов отрасли.

Организаторами Съезда выступили Центр 23 век, портал 1234G.ru, СПбГУТ им. проф. М. А. Бонч-Бруевича.

Начало торжественной части Съезда потрясло всех делегатов. Под ритмичный бой барабанов на авансцене выступили участницы шоу барабанщиц «Феерия» – коллектив, участвовавший в открытии Олимпийских игр в Сочи в 2014 году. Их блестящий номер подготовил спонсор развлекательной программы – Агенство A3 Event & MICE.
После торжественного перерезания ленточки пленарное заседание открыл Член Президиума научного совета по информатизации при Правительстве Санкт-Петербурга Валентин Жигадло. В своем приветствии участникам Съезда он подчеркнул важность мероприятия в условиях выполнения задач, поставленных общероссийской государственной программой перехода к цифровой экономике. Андрей Бадьин, директор по развитию компании Tottoli LTD – золотого спонсора TELECOMTREND, призвал делегатов уделить особое внимание темам безопасности сетей связи, а также виртуализации – одного из основных трендов телекома. Продолжил тему обмена опытом заведующий кафедрой радиосвязи и вещания, профессор СПбГУТ им. проф. М. А. Бонч-Бруевича Олег Воробьев, который выразил благодарность оргкомитету Съезда, подчеркнул важность и актуальность мероприятия. Кроме того, он зачитал Приветствие делегатам Съезда от руководителя Федерального агентства связи (Россвязь) Олега Духовницкого:

«Приветствую участников и организаторов VI Международного съезда TELECOMTREND-2018. Съезд TELECOMTREND по праву считается авторитетной площадкой для профессионалов отрасли. В этом году в центре внимания экспертов реализация программы «Цифровая экономика», которая в соответствии с майским указом Президента России Владимира Путина была трансформирована в национальную программу, а ее направления стали федеральными проектами. Программа мероприятия включает самые актуальные вопросы построения цифровой среды: защита населения от реальных и виртуальных угроз, импортозамещение телеком-оборудовани­я, текущее состояние и перспективы внедрения пятого поколения сетей мобильной связи (5G); внедрение разработок и технологий, имеющих «сквозной» и межотраслевой эффект (обработка и анализ больших массивов данных, Интернет вещей и др.), состояние рынка MVNO в России и мире и др. Уверен, что обмен опытом и объединение совместных усилий даст новый импульс развитию ИКТ-инфраструктуры нового поколения, способствует выработке консолидированной позиции по вопросам, представляющим общий интерес для развития рынка мобильной связи и телекоммуникаций в целом».


Итоги пленарного заседания по организованному телемосту подвел Дмитрий Мариничев, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интернета (Интернет-омбудсмен­). Он указал на необходимость приоритизации курса на цифровую экономику, в частности совершенствования законодательства и повышения корректности оценок достигнутых результатов. Благодаря компании BREEZE Media Group, которая вела прямую трансляцию TELECOMTREND 2018, эти слова услышали не только делегаты в зале, но и многочисленная интернет-аудитория.­

Первую секцию «5G и другие тренды» открыл доклад Валентина Жигадло, в котором он подробно обрисовал дорожную карту перехода к цифровой экономике в России. Доклад вызвал живую дискуссию и споры в зале. Аль-Амери Хамед (Йемен) поделился своим взглядом на распределение радиочастотных ресурсов в нелицензионном диапазоне между различными технологиями. Владимир Леоненко, Генеральный директор Leo&Co Telecom and IT consulting, представил и обсуди